13

Хорошо и плохо

Поднимите руку, кто достиг устойчивого счастья. Ну, хотя бы в той маленькой степени, чтобы жизнь была… постоянным удовольствием, неизменным ростом и успехом, неуязвимым для разрушения как извне, так и изнутри себя. (Кстати, не есть ли это определение нормальной жизни нормального человека?) Нет таких?.. Почему же мы тогда уверены, что знаем, «что такое хорошо и что такое плохо»?!

Знать — и не уметь? Кому нужно такое знание? Знание — это то, что дает результат. То, что составляет понятийную часть УМЕНИЯ.Вы умеете решать все проблемы и быть счастливым? Нет?.. Не питайте иллюзий тогда, что разбираетесь в добре и зле.

Каждый разбирается в этом настолько, насколько успешен, устойчив и счастлив. Всё остальное — демагогия неудачников. Почему же мы так навязчиво читаем морали о том, что хорошо и что плохо?

 А мы, братцы, просто выживаем. Просто боимся, злимся и жалуемся, просто верим и надеемся. Просто хотим меньше напрягаться. Но главное – всегда и во всём хотим чувствовать себя правыми. Теперь я знаю, насколько это серьёзно. «Я прав, а они – нет» — одна из основ нашего подсознания, базисный мотиватор мышления. Вы пробовали признать себя неправым?.. Даже сильного человека колбасит не по-детски. Слабым это вообще хило. А уж публично уличить в неправоте – литературные герои стреляются прямо на глазах!

Вот, в основном, и вся наша мораль. Добро — то, что нравится ЛИЧНО НАМ. Зло — то, что НАС САМИХ не устраивает. Мы рожаем детей, напрочь игнорируя попытки какого бы то ни было головного мозга вмешаться в сие деяние. А потом всю жизнь сочиняем для них красивые доводы, принципы и требования — лишь бы жить не мешали! Дело архиважное, и в великом усердии мы доходим до полного маразма.

Мы начинаем верить, что малыш должен спать тогда, когда МЫ этого хотим (нет картины приятнее спящего ребёнка!). Полагаем, что он не должен плакать, и вообще подавать голос (прелесть – его и не слышно!). Уверены, что он должен есть то и столько, сколько НАМ нужно (чудо — какой аппетит!). А позже – думать так же, как мы (весь в меня!). И делать только то, что мы скажем, и желательно с неизменным благодарным энтузиазмом (послушный и уважительный — образцовый ребёнок!).  Мы живём, как сами того хотим — за двоих: и за себя, и за него.

Наши ЛЮБОВЬ и ЗАБОТА — по большей части наши же страхи, беспокойства, навязчивые убеждения и попытки быть хорошими родителями. Они имеют крайне мало общего с нормальной, свободной и счастливой жизнью, и почти ничего – с желаниями и планами самих детей.

За двадцать лет взросления мы растеряли многое из человеческого: открытость миру, интерес к жизни, доверие, общительность, обладание этим миром, способность обучаться, жажду двигаться, способность удивляться и радоваться. И теперь угрюмо соблюдаем взращённую из этих утрат мораль, тоскуя об ушедшей юности. «Куда уходит детство!?» А никуда оно не уходит! Это мы кидаем его и скатываемся в болото под названием «взрослость»!

И вот на Землю приходит человечек. Живой, открытый, чистый — на самой вершине детства. Ох, и не повезло же ему, братцы. Влип! Ведь кругом – мы… Общество душевных калек. Ребёнок для нас – ЧУЖАК.  Настолько, что мы не воспринимаем его человеком. Да что там — даже живым существом! Мы уверены: без нас он – ничто. Без нас он не способен есть и какать, дышать и думать, учиться и желать, добиваться целей и решать за себя.

Какое нечестное заблуждение! Наивная паранойя. Ну почему мы в неё так легко впадаем?!
Источник

Поддержите нас! Нажмите:



Самое читаемое:

227 просмотров