ВОСПИТАНИЕ МУЖЧИН: СТАС, ЮЛИЯ, БОГДАН, МИРОН

НЕСМОТРЯ НА МНОГО РАЗ ПОВТОРЕННОЕ: «ЖЕНЩИНА, Я НЕ ТАНЦУЮ!», ОН И ТАНЦУЕТ И, КОНЕЧНО, ПОЕТ, И СОЧИНЯЕТ ВСЕ СВОИ ПЕСНИ САМ. А ЕЩЕ ЗАНИМАЕТСЯ СПОРТОМ И ВОСПИТЫВАЕТ СЫНОВЕЙ. В ГОСТЯХ У «С.Р.» — СТАС КОСТЮШКИН С ЖЕНОЙ ЮЛИЕЙ И СЫНОВЬЯМИ: БОГДАНОМ И МИРОНОМ.

СЧАСТЛИВЫЕ РОДИТЕЛИ Что такое материнство, пожалуй, более понятно, чем, что такое отцовство. Стас, что значит для вас, быть отцом?

СТАС КОСТЮШКИН Если сравнивать материнство и отцовство, то, по-моему, мама относится к ребенку совсем по-иному, чем папа. Как к чему-то возвышенному, как к такому подарку от Бога. А любой мужчина, с самого начала – неважно, первый или восьмой это ребенок — ощущает архиответственность. «Ага, теперь вот это все надо прокормить», — это первое, что приходит тебе в голову. У меня трое сыновей, старший живет в Питере, двое в Москве. И за каждого я отвечаю. А по сути ничего не меняется, все остается так же, как и в древности: чтобы женщина могла приготовить мясо, мужчина должен его принести.

 С.Р. Юлия, первый и второй сын – это разные ощущения?

ЮЛИЯ КОСТЮШКИНА Первый, Богдан, был запланирован и желанен. Поэтому все было чрезвычайно волнительно. Второго, Мирона мы не планировали, хотя, конечно же, был тоже желанен, но ожидание его проходило спокойнее. Правда, я волновалась из-за большой разницы братьев в возрасте – 9 лет. Боялась, что ничего уже не помню, все будет, как в первый раз… Вспомнила все моментально!

С.Р. А, если говорить о воспитании. Есть ли отличия в методах для старшего и младшего?

СТАС Мартина (ребенок от предыдущего брака певца. Прим. ред.), которому уже исполнилось 13 лет, я, собственно, полноценно не могу воспитывать, просто потому, что не живу с ним. Когда я приезжаю, то дарю ему подарки, мы болтаем, смеемся. А, если мне нужно что-то донести до него, я говорю его маме. Но там мама настолько ответственная, что это даже излишне. И Мартин вырос семи пядей во лбу, учится на одни пятерки.

Что касается среднего, Богдана, с ним я, проявляю больше своих воспитательских способностей, чем со старшим. И черпаю я их из детства, стараясь не делать того, что делали мои родители. Скажем, я никогда не буду заниматься рукоприкладством. Да, иногда могу крикнуть громко или стукнуть по столу кулаком, но делаю это только для акцентирования внимания.

И потом я вижу, что Богдан это вылитый я, не только внешне, но и внутренне. Он такой же фантазер, он живет где-то в другом мире, и его бывает сложно собрать.

ЮЛИЯ А мой метод воспитания – абсолютно все по интуиции, все индивидуально. Может, я какая-то неправильная мама, но я никогда особенно на заморачивалась на эту тему. У меня была всего одна книга по воспитанию — «От рождения до года», где я рассматривала картинки и читала, что с ребенком происходит в животе у мамы, и про его состояние и поведение после родов и до года. В первую беременность она была моей настольной. Во вторую не было ничего.

СОВЕТ ОТ ЗВЕЗДЫ

Самый главный совет, который мы можем дать родителям: если будет счастлива мама, то будет счастлив и ребенок. Если мама несчастна, то, что бы ни делали с ребенком, чем бы его ни кормили, как ни одевали, ему не будет хорошо. Поэтому – любите себя, прежде всего!

С.Р. Опасались ли ревности, и была ли она со стороны Богдана?

ЮЛИЯ Зная Богдана, какой он у нас чувствительный товарищ, мы безусловно, переживали. Я собиралась поговорить с ним позже, но меня обескуражила наша помощница, сказав, что ей кажется, будто сын все уже знает. И хотя у меня еще и живота видно не было, я пошла с ним разговаривать. Оказалось, что он вовсе ничего не знал, помощница ошиблась.

Но, наверное, хорошо, что так сложилось, я без лишней подготовки пошла и сразу ему все выдала. Всплакнули вдвоем, потому что Богдан сразу спросил: «Ну, ты и папа, вы же будете меня любить?» Несмотря ни на что, он очень ждал брата, гладил мой живот, разговаривал с ним, называл по имени. А я его предупреждала, что, когда Мирон родится, любви моей меньше не станет, однако внимания больше будет посвящено младшему.

По крайней мере, в первый месяц, а то и два. Я просила Богдана быть готовым к этому. Но сын, конечно, не был готов, из-за этих проблем у него даже понизилась успеваемость в школе. Конечно, он ревновал, но это была тихая ревность. Богдан ушел в себя.

С.Р. Что делали?

ЮЛИЯ Ничего не делали. Просто не трогали его, не ругали лишний раз, не наказывали. И учительнице я сказала, что, значит, доучимся этот год на «два» и «три», ничего страшного. Конечно, я уделяла внимание Богдану, как могла, но возникали моменты, когда я была просто бессильна. Например, вечером мне надо было купать Мирошу, и в это же самое время Богдан шел спать, чтобы вовремя встать в школу.

Богдан не хотел принимать ситуацию, когда я сюсюкаю с Мироном, вместо того чтобы пойти и посидеть перед сном с ним, поцеловать его, как это всегда бывало раньше. Кроме того, он стал слышать от меня: «Подожди, отойди, сейчас не до тебя». Ну, а как по-другому? Ты все понимаешь, но ситуации диктуют такой стиль поведения.

С.Р. И мама при этом тоже страдает…

ЮЛИЯ Ну, естественно, ты же видишь, как страдает твой сын. Не могу сказать, как конкретно мы это преодолевали. К психологам не ходили. Но как-то, общими усилиями пережили. Я понимала, что, чем старше, чем активнее будет становиться Мироша, тем проще будет Богдану.

И правда, с тех пор как Мирону минуло месяцев пять, все изменилось в лучшую сторону. Теперь, когда он видит Богдана, всегда улыбается и, конечно, Боне это приятно. У них пошел обмен эмоциями, что дало хорошие плоды.

С.Р. Стас, когда возникают проблемы, вам легче от того, что Богдан похож на вас или сложнее?

СТАС Легче, конечно. Мне проще понимать его. Мы разговариваем, я пытаюсь ему объяснить, что жизнь без сложностей не бывает. Что сначала, как теперь, он будет плакать, потом злиться, а затем, как это ни странно, улыбаться. И я ему помогу стать таким. Но, если честно, у него два уровня отношения ко мне. Или он меня несерьезно воспринимает, или начинает бояться.

Наверное, я пока не очень могу найти искомую середину… Но пытаюсь наладить дружеское общение. Быть ему не просто папой, а другом, поэтому зачастую называю его братишкой.

С.Р. Младший похож на старшего?

ЮЛИЯ Мирон не такой, как Богдан. В Мироне уже проявляется очень ярко выраженное «я». С Богданом можно договориться, надавить на него, а с Мироном, видимо, такое не пройдет. Надо будет действовать как-то по-другому.


СТАС Мирон еще слишком маленький, но я уже занимаюсь его воспитанием. Например, на ходунки его поставил именно я. И я заметил, что при мне он меньше рыдает и орет. У этого пацана, по-моему, есть такой хороший стержень. Ну, видимо, он в маму.

С.Р. Юля, вы – человек со стержнем? А Стас разве не такой?

ЮЛИЯ У Стаса это приобретенное, у меня врожденное. Стержень, значит, характер. Я Стаса не знала в детстве, но, когда Богдан стал проявлять характер и показывать себя, папа сказал: «Я не могу его ругать, он копия – я». Поэтому ругаю Богдана я. Я вообще цербер в семье и, хотя последняя инстанция у нас папа, который может рявкнуть, такое происходит редко.

В основном, это делаю я. Я как-то даже сказала Богдану, что ему не повезло (да и Мироше тоже), у них спортивная мать, у которой все будет по свистку. И у нас не то, чтобы по свистку, но я – мама строгая. Но при этом – любящая, обнимающая, гордящаяся.

С.Р. Задумывались о том, почему у вас одни мальчишки рождаются?

СТАС Ой, так это же печаль моя! Не знаю. А ведь, когда только с Юлькой познакомились, я понял, что хочу девочку с такими же глазами, с такой же улыбкой. Помню, поехали на узи с Мироном, и нам говорят, ну, опять мальчик. Юля смотрит на меня и говорит: «Ты, что, расстроился?» Я говорю: «Да нет, ну что ты…» Да нет, конечно, мне без разницы! Но почему бы не родить еще и дочку?..

С.Р. По вопросам воспитания с Юлей никогда не ссоритесь?

СТАС Никогда. Ну, почти. Я очень толерантный человек, хотя, порой, это бывает не так уж и хорошо. Например, я недоволен частной школой, куда ходит Богдан и где он учится у 4-м классе. И так было с самого первого класса. По-моему, школа эта очень слабенькая, администрация просто зарабатывает деньги. Но по уровню подготовки ребенка все же видно! И, при этом, мне начинают говорить, что все это оттого, что ребенок неусидчивый. Нет, я уверен, это оттого, что преподаватели никуда не годятся.

Я работаю с тысячными залами и умею сделать так, чтобы меня все слышали и слушали. Потому что это – моя профессия и, если я этого не умею, должен заниматься другим. А вы не можете донести урок до одного мальчика из десяти?! И, при всем при всем, я, все-таки, уступаю Юле в ее желании водить Богдана в эту школу.

С.Р. А чем, помимо школы занимается Богдан?

СТАС Он занимается закаливанием собственной психики, и мы с Юлей пытаемся превратить его в мужчину. Мы отдали его в дзюдо, где все это и происходит. Я сам пять лет занимался этим видом борьбы и знаю, что такое спарринги, что каждый раз надо побороть не только соперника, но и соперника в себе. Это сложно, но Богдану очень нужно. Сын активно занимается и вроде бы ему нравится.

С.Р. Есть какие-то мечты о его будущем?

СТАС Бывает, у него случаются приступы паники – он начинает чего-то бояться, «закидоны», как мы с Юлей это называем. Тогда я ему говорю: «Давай ты будешь актером, раз у тебя такая тонкая натура?» И Богдан мне отвечает: «Да, пап, наверное, я буду актером. Хотя хочу быть певцом». А для певца у него шикарные данные. Недавно ехали в машине, пели песни Потапа и Насти – а они ритмически сложные, речитативные – Богдан все грамотно исполнил, в нужной тональности.

С.Р. Хотите, чтобы он драматическим актером стал?

СТАС Ну, кто-то должен же им быть. Уж если я не стал… Изначально я шел поступать в театральный. Но по дороге свернул в консерваторию.

ЮЛИЯ Я тоже совершенно не против. Тем более что мне очевидно, что у Богдана есть артистические наклонности. У него абсолютно гуманитарный склад ума, он не физик-ядерщик, однозначно. Станет артистом — дай бог. Станет врачом, вообще буду счастлива. И удивлена. Поддержу любое его увлечение, если оно, конечно, не будет совсем бредовым.

С.Р. Стас, кроме прекрасного голоса вас отличает великолепная спортивная форма. Вы каждый день занимаетесь?

СТАС У меня есть тренер, который дозирует мои тренировки. Когда к чему-то готовимся, мне позволительно заниматься каждый день, в другое время меня, признаться, сдерживают. Я просто подсел на это. Батя меня к этому очень долго приучал, ничего не получалось. Потом меня в 14 лет поколотили, и я пошел заниматься дзюдо. С тех пор не останавливался.

С.Р. Что дают занятия спортом, кроме подтянутой фигуры?

СТАС Это способ релаксации. Я не употребляю алкоголь, и получается, что никогда не расслабляюсь. А порой это необходимо. Например, та история, когда я упал на Аллу Пугачеву. Если бы я пил, напился бы тогда, без всяких сомнений!

С.Р. А некоторые думают, что это специально было подстроено…

СТАС Да нет! Специально для клипа было задумано, что я подхожу к ней и танцую на столе. Но на репетиции я даже не опробовал этот стол – выдержит или нет! Когда все произошло, поначалу я не чувствовал ничего особенного. Посмеялись все вместе. А к вечеру меня всего трясло. К тому же канал «Россия» вырезал этот номер из эфира, мне было сказано: что я себе позволяю?..

К счастью, все закончилось хорошо, но тогда я был на грани того, чтобы стать изгоем. И, честное слово, если бы у меня не было бы семьи и трех детей, мне было бы все равно. Но у меня есть семья, за которую я отвечаю. Этот момент: как я всех прокормлю, у меня в голове красной лампой постоянно горит, поэтому жесткий-жесткий стресс мое постоянное состояние. Спорт, особенно единоборства, мне помогают выходить из него.

С.Р. А чем порадуете поклонников в ближайшее время?

СТАС Думаю, всех порадует дуэт и трек к нему с Леней Руденко, который называется «Бабушка», и звучит и по-английски, и по-русски. Вообще, мы, вся моя команда, в постоянном поиске, считаю, что успокаиваться можно только тогда, когда мы уже никому не будем нужны.
Источник

Поддержите нас! Нажмите:


Самое читаемое:

Загрузка...

61 просмотр