Во всем поддерживать ребенка — в чем подвох

Для большинства мам понятия «безусловной поддержки» и «безусловного принятия» — абсолют. Но рано или поздно любой родитель столкнется с ситуацией, когда поддержка не может быть безусловной.

На более высоком уровне безусловная родительская поддержка может обернуться уже покрывательством: золотые дети на дорогих машинах сбивают пешеходов насмерть и устраивают гонки с полицией, а родители поддерживают их, оплачивая штрафы и взятки.

Промежуточных вариантов — тьма тьмущая. И сомнения в правильности «детоцентризма» начинают проскакивать и в психологической литературе, и на женских форумах. А вдруг безусловная поддержка идет в ущерб не только родителям, но и самому ребенку?

Вопросы на самом деле глобально поколенческие. Современные родители в детстве были обделены защитой. Их родители в конфликте «ученик-школа» чаще всего выступали на стороне школы. И сейчас происходит в некотором роде процесс компенсации.

 Как это часто бывает с выбором игрушек, животных, занятий для своих детей: если я очень хотела собаку, а мне не покупали, то я непременно заведу пса для своих детей. Даже если ребенок об этом не просит.

Так же обстоит вопрос и с поддержкой: родитель выбирает, как ему действовать: из места своего детского дефицита или из общей идейно-массовой позиции — и в результате ребенок получает мощную поддержку даже в тех ситуациях, когда этого и не требовалось. В этом взаимодействии сам ребенок становится не очень видимым — он не успевает прикоснуться к новому опыту, побыть в переживаниях и возможностях выбора, ощутить свои силы и слабости, обратиться за помощью и получить ее или пережить опыт фрустрации. Со временем ребенок принимает такие правила игры и уже опирается на них, постепенно перекладывая часть своих сил и возможностей на взрослого. Он не решает проблемы, даже не пытается — он жалуется родителям.

Поддержка и фрустрация

Если говорить о воспитании ребенка как о динамике развития его личности, то я бы рассматривала этот процесс с точки зрения баланса двух составляющих: с одной стороны — ощущение поддержки, с другой — фрустрация. Здоровое развитие возможно при ощущении и того, и другого.

Представим малыша, начинающего ходить. Для развития вестибулярного аппарата ему необходимо упражняться в прямохождении, а чтобы это делать, ребенку важно в начале пути чувствовать поддержку внимательного взрослого рядом. По мере приобретения устойчивости малыш меньше нуждается в опоре, чуткий взрослый отходит, давая ребенку возможность приобретения опыта. И не всегда бросается сразу поднимать упавшего: упал — попробуй встать.

В этом примере присутствует момент поддержки и фрустрации — сначала мы малышу даем возможность укрепиться, а потом позволяем ощутить фрустрацию — невозможность достижения чего-то.

Подростки в этом плане мало отличаются от младенцев: они делают «первые шаги» во взрослой жизни, чтобы научиться «ходить», им нужна не только поддержка, но и фрустрация.

Видеть собственную ответственность за выстраиваемый контакт со внешней средой подросток еще не может, а собственная чувствительность в этот период резко повышается. Он часто находится в центре социального и внутренного напряжения: «Мир ко мне несправедлив!», «Никто не может меня понять!» — он похож на младенца, который, упав, сидит и громко плачет, удивляясь, почему мама не бежит его поднимать… Ну, либо мама бежит поднимать.

И дети растут без фрустрации. Некоторые (даже психологи) считают, что это хорошо: дети, которые всегда рассчитывали на поддержку, достигают большего, потому что не боятся совершать ошибки.


А из кого же тогда вырастают «маменькины сынки», и в 40 лет рассчитывающие на родительскую протекцию?

Как правильно поддерживать подростка

Поддерживать детей надо. Но не надо их тащить на себе. Самое сложное — почувствовать эту грань и не перейти за нее.

Выбираем позицию активного слушателя

Включенность родителя в ситуацию: «Расскажи, что случилось? Как это происходило? Как ты видишь ваш конфликт? Как думаешь, что можно было ответить?» — это и есть поддержка для подростка. Дайте ему возможность выговориться, обозначиться, снять напряжение, поплакать, позлиться в процессе повествования. В этом моменте еще нет места прояснениям кто прав, кто виноват.

Оцениваем ситуацию

После того, как подросток выговорится, взрослому нужно время, чтобы сориентироваться, стоит ли включаться в ситуацию и помогать ребенку, вступая в отношения с обидчиком, или подростку достаточно было беседы и поиска решений в разговоре с родителем.

Дистанцируемся

Тут хотела бы отдельно отметить, что мы, родители, часто попадаем в клубок личных переживаний, связанный с историями наших детей. Порой нам сложно отделить свои реакции от чувств детей, так как взрослый может рефлексировать из опыта своего прошлого. Если там была травма или незавершенные отношения, то незаметно сила чувств из прошлых событий врывается бурей в настоящее. То, что вам кажется сейчас «переживанием за ребенка», на самом деле ваше детское переживание. Хорошо бы в этот момент остановиться, чтобы отделить себя-ребенка от вашего ребенка. Он другой, со своей историей и своими эмоциями.

 Выбираем роль

Если идеология «абсолютной поддержки» принята вами, то наверняка в любом конфликте вы мгновенно попадаете в роль адвоката ребенка. То есть лишаете себя возможности объективно разобраться ситуации и не даете ребенку шансов на формирование собственной ответственности.

Можно ли назвать такую поддержку безусловной? Это лишь вопрос терминологии.

Источник

Поддержите нас! Нажмите:


Самое читаемое:

Загрузка...

271 просмотр