12

Алина Фаркаш – о братьях и сёстрах

Я думала, что я всё сделала правильно, просто идеально: у моих сына и дочери будут идеальные отношения, а ревности не будет, они вырастут самыми близкими людьми друг для друга и будут поддерживать нежные отношения до глубокой старости, даже, когда нас с мужем уже совсем-совсем не будет.

А всё потому, что я готовила сына к рождению дочери прямо по науке, так, как советовали лучшие психологические книжки, здравый смысл и наблюдения за знакомыми сиблингами. И до некоторого времени это работало. Итак, что я делала:

  • В двенадцать недель беременности рассказала семилетнему сыну о том, что мы ждём ребёнка. Сейчас я думаю, что надо было сделать это гораздо раньше – он будто чувствовал, что что-то происходит, сходил с ума, просился в нашу кровать, утром я находила его спящим на полу нашей спальни – он приходил к нам тайком и тихонько ложился на коврик. Скандалил, его будто изнутри съедала какая-то бешеная тревога, объяснить которую я ничем не могла. И всё прекратилось ровно в тот момент, когда я сказала о беременности. Будто рукой сняло. Я не представляю, как живут семьи и дети, у которых есть гораздо более серьёзные тайны. Или как выживают родители, решившие молчать о беременности до самого распоследнего момента: я уверена, что дети чувствуют такие вещи, чувствуют, что от них скрывают что-то важное и сходят с ума от смутной тревоги. Поэтому я уверена, что делиться такими новостями стоит как можно раньше. К тому же это позволит разделить с ребёнком семейные радости и волнения. Мы с сыном и мужем ходили вместе на УЗИ, смотрели на ютубе фильмы о внутриутробном развитии ребёнка (лучший, хотя и довольно сложный для восприятия из них – Womb или «Утроба» в русском переводе). Читали книги, и сын знал, какие витамины и для чего я пью – то есть он был полным участником процесса, ждал сестру не меньше, чем мы с мужем дочку. Мы даже первые костюмчики для неё выбирали вместе с ним.

  • Я постоянно говорила ему, что очень надеюсь, что дочка будет таким же умным и красивым малышом, каким был он. Что в первый раз нам необыкновенно повезло, и мы надеемся, что в этот раз удача тоже повернётся к нам лицом. Возможно, с этим я немножко переборщила, потому что ближе к родам сын сказал: «Мам, я очень волнуюсь за свою сестру: очень трудно жить на свете, зная, что твоего брата родители любят намного больше, чем тебя…» Впрочем, эта же его фраза меня успокоила и показала, что цель достигнута.
  • Мы всё время пересматривали с сыном его детские фотографии, я рассказывала ему истории из его младенчества. Вспоминала, как не могла его отдать ни в чьи руки и не могла насмотреться на его личико и крохотный носик кнопкой.
  • Немного жалела будущую девочку: представляешь, ты семь с половиной лет был единственным ребёнком в семье, тебе доставались все новые вещи, а она будет носить твои комбинезоны и никогда не будет единственным и самым любимым ребёнком?
  • Объясняла, что первое время сестра будет совсем беспомощной и неинтересной. И, скорее всего, совершенно несимпатичной. И будет требовать очень много моего и папиного времени. Извинялась заранее за это. И обещала, что к году, а может, даже к полугоду она превратится в смешного пупса, с которым можно будет играть.
  • Заверила, что это будет только наша ответственность, а он останется тоже нашим маленьким мальчиком и ему не надо будет менять сестре подгузники, чего он почему-то очень опасался.
  • Сын записывал на телефон видео с УЗИ, гуглил и читал массу медицинской информации о младенцах и очень ждал родов.

 После родов мы:

  • Подарили ему игрушку в честь рождения сестры.
  • Всячески восхищались его новым статусом старшего брата.
  • Я всем рассказывала о нём, как о «лучшем старшем брате на свете, о котором можно только мечтать».
  • Старались совсем не привлекать его к помощи с младенцем и как можно больше времени проводили с ним наедине.
  • Никогда не говорили ему «ты взрослый, ты должен».
  • При этом давали ему максимальную самостоятельность, когда он хотел поучаствовать в выращивании. У меня сердце уходило в пятки, когда он брал ее, трёхдневную, на руки и носил по квартире, показывая свои игрушки и знакомя с обстановкой. Но я изо всех сил держала себя в руках: для будущих отношений – крайне важно поощрять подобные инициативы и не отгонять старшего от младшей.

И, как я уже говорила, всё это прекрасно работало! Сын обожал сестру, очень помогал мне в первые дни после родов, когда у меня один лактостаз следовал за другим, температура была за сорок, а муж – сутками на сдаче проекта, который он готовил полтора года. Наш мальчик ходил в аптеку мне за лекарствами, варил макароны и жарил яичницу – мне на обед, лежал с сестрой на руках, когда я бегала в туалет: нам досталась экстремально ручная девочка, не согласная ни секунды лежать в одиночестве.

Сын заботился о сестре, добровольно гулял с коляской во дворе, собирая восхищения и восторги всех окрестных девочек и бабушек, играл с ней, делился самой любимой едой и вообще я страшно гордилась, какая я умница-разумница и как чудесно обошла все острые вопросы с детской ревностью. Как отлично подготовила своего мальчика к появлению сестры и к общению с ней.

…Ровно до того момента, пока у сестры не проклюнулся собственный разум, желания и воля. «Это мой папа!» – кричала она, сидя на руках у мужа, и отталкивая сына ногой. А ещё она разговаривала! Разговаривала-разговаривала-разговаривала. И пела. И танцевала. Я умилялась – она такая артистичная. Сын закрывал уши и кричал, что это невыносимо! Он хочет хоть немного побыть в тишине. Я оказывалась перед невыносимым выбором: как можно заставить молчать трёхлетнюю девочку? Как можно заставлять терпеть чувствительного десятилетнего мальчика? Нет, хорошие наушники, подаренные ему, ни капли не помогали.

В общем сейчас ему десять. Ей три. Он умный, ответственный мальчик, помощник и отличник. Она – развитая, весёлая и ласковая девочка. Идеальные дети! И при этом они дерутся! Он кричит на неё, толкает и отгоняет от себя, она визжит, кусается и царапается. Стоит мне отвернуться, а они уже что-то делят. При этом они любят друг друга! Но странною любовью: сын на все свои карманные деньги заранее покупает сестре подарок на день рождения – и себе копеечный резиновый мячик. Подарок прячет – он отдаст его на празднике, а мячиком играет. И даже на секундочку не даёт подержать заинтересованной и уже зарёванной сестре. Потому что это ЕГО мячик. А ЕЁ подарок – она получит потом.

Она делит пополам самую ценную из шоколадок и несёт её брату. Но визжит на самом пределе, когда он пытается взять ЕЁ хлопья для завтрака. Даже если изначально эти хлопья были общими.

Я не знаю, что делать. Я скоро сойду с ума. Я уже заказала новую порцию книг по воспитанию детей. Надеюсь, поможет.
Источник

Поддержите нас! Нажмите:



Самое читаемое:

62 просмотра